События недавнего прошлого вокруг станции Шиес, горы Куштау и происходящее сейчас в Битцевском лесу, на первый взгляд, могут показаться разными. Но конечно, общие тенденции прослеживаются. Прежде всего, нужно коротко вспомнить суть событий и их результаты.

 Первыми, по хронологии, были протесты против строительства мусорного полигона вблизи железнодорожной станции Шиес, в Архангельской области, начавшиеся в 2018 году. Озабоченные идеей быстро куда-то “спихнуть” накапливающийся мусор, власти Москвы, правительство Архангельской области и ООО “Технопарк”, не учли, что тысячи граждан будут активно препятствовать такой оптимизации – эта свалка могла привести к загрязнению поверхностных и подземных источников воды в целом регионе, вплоть до попадания вредных веществ в Белое море. Кроме того, мусорный полигон в самом “сердце” старого леса, само по себе — довольно резонансное явление. Борьба за относительно чистый Шиес завершилась только в июне 2020 года – проект полигона был свёрнут.

Во втором случае, народное недовольство возникло в июле-августе 2020 года в Башкирии, вокруг горы Куштау. Планы правительства республики Башкортостан по промышленной разработке Куштау фирмой АО “Башкирская содовая компания”, вызвали протесты местных жителей, обоснованно опасавшихся ухудшения экологической ситуации, и возражения активистов, считающих шиханы ( от тюркского «шихан» — одиночная сопка, поднимающаяся над общим рельефом ), в том числе и Куштау, одним из символом Башкортостана. В итоге, неравнодушным людям удалось отстоять гору Куштау от разработки, и она получила статус охраняемой территории.

Продолжающаяся до сих пор, борьба здравомыслящих людей за сохранение экологического баланса, началась ещё до запуска программы «реабилитации Битцевского леса», которая активно стартовала в 2021 году, под управлением Департамента капитального ремонта города Москвы. Стоит отметить, что “усиленная реабилитация” грозит всем природным зонам Москвы, но сейчас не будем подробно останавливаться даже на происходящем в Битцевском лесу – подробнее ознакомиться можно по ссылке: https://telegra.ph/CHto-proishodit-v-Bitcevskom-lesu-04-29

Там же есть краткие пояснения, каким образом каждый человек может помочь сохранить уникальный природно-исторический комплекс, если всё ещё хочет дышать относительно чистым воздухом в Москве и поменьше болеть, хочет сохранить возможность вживую общаться с природой. Сейчас обозначим только несколько интересных моментов, текущую ситуацию в целом и видение дальнейшего развития борьбы за лес, подкрепляя его примерами Куштау и Шиеса.

Жителей районов, прилегающих к Битцевскому лесу, ещё осенью 2020 года попросили поучаствовать в опросе о благоустройстве. Проводило его бюро «Атлас». Жители быстро сообразили, что скоро в лесу начнутся строительные работы: «Атлас» почти сразу отрапортовал, что «большинство жителей за благоустройство». Хотя опрашиваемым почему-то не предоставили предварительной информации о том, что и в каком объёме, на каких территориях планируется сделать, что именно собрались построить, какие комментарии плана “благоустройства” дают экологи и биологи. У людей просто уточнили, как они относятся к бордюрам, фонарям с видеокамерами, новым скамейкам и т.п. в природном парке. Где потом оказались заполненные анкеты, что в них отметили жители – знает только «Атлас».

 Если ознакомиться с  обоснованием “реабилитации” Битцевского на официальном сайте мэра города Москвы, то оно звучит так: «Лес нуждается в масштабных работах, которые помогут реабилитировать его экосистему». В таком виде смысл предложения выглядит туманно и загадочно. Можно мысленно попробовать в предложении слово “нуждается” заменить на “уничтожается”, а слова “его экосистему” заменить на “карманы чиновников и бизнесменов”, и обнаружить, что туман рассеивается, но мысленные эксперименты проводить не будем – реальных экологических проблем с этими “работами” в лесу достаточно, сплошные натурные эксперименты.

Итак, что же имеем на текущий момент?

Департамент капитального ремонта города Москвы взялся реабилитировать экосистему Битцевского леса, через… вырубку значительного массива деревьев и кустарников, проведение масштабных строительных работ и закатывание в асфальт приличной части площади леса. Ладно бы одни экоактивисты “забили тревогу”, но интересно что говорят о таком подходе ученые, хорошо разбирающиеся в жизни растений и животных (в т.ч. занесённых в Красную Книгу, в лесу их немало) – ботаники и зоологи, что скажут врачи-педиатры, наблюдающие неуклонный рост заболеваний дыхательной системы у детей в Москве, от “избытка” чистого воздуха?

Например, зоолог Юлия Михневич, которая два года работала в экоцентре в Битцевском лесу, в феврале 2021 года давала крайне негативную оценку перспективам дальнейшего “благоустройства” леса.

Неприкосновенные, охраняемые законодательством, лесные массивы, населенные краснокнижными растениями и животными, и, как следствие, здоровая дыхательная система детей и подростков города Москвы и Московской области, не являются приоритетными для правительства Москвы, т.к. их сложно максимально быстро монетизировать с высокой прибылью.

А вот объекты собственности (дома, теннисные корты, экоферма, неизбежные магазинчики и т.д.), построенные на территории Битцевского, прекрасно наполняют карманы чиновников и бизнесменов еще до начала строительных работ, на стадии строительства и продолжат приносить стабильный доход годами.

И как тут не вспомнить Маркса, который цитировал широко известное высказывание Джозефа Даннига и предупреждал про подобный сценарий: “…Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым… при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100 % он попирает все человеческие законы …”

Если стремление “департаментов” и “бизнесменов” пожертвовать экологией, а значит и здоровьем москвичей, ради создания новых источников прибыли, не является примером сбывшегося прогноза, тогда что это?

Так что положение дел, которое складывается сейчас с Битцевским лесом – обычное явление для капитализма в условиях кризиса и трудностей “расширения вовне” своего влияния.

Возможно, большое содержание патриотизма и духовности в крови, кому-то помутило память, но давайте не будем забывать, что мы живём в России при капитализме, так же, как и граждане “недружественных стран”.

Можно допустить, что кому-то из единомышленников – активистов в сохранении Битцевского леса и неравнодушных жителей, хотелось бы избежать идеологического анализа происходящего, избежать политических вопросов, не думать об этом, “замкнуться” на решении конкретных проблем. Но как это можно делать, если в ситуации с “благоустройством” фигурируют депутаты, чиновники, бизнесмены? Сомнительно, что они возникли в этой истории случайно.

Что ж, попробуем разобраться, как лучше организовать борьбу за Битцевский лес в соответствии с опытом других экологических протестов и как это согласуется со всем вышесказанным.

 Собственно, именно с изучения прошлого опыта таких же дел и стоит начинать, даже на том же самом месте событий. Ввиду того, что Битцевский лес, как особая природная зона существует давно, попытки принести его в жертву крупным проектам уже были много лет назад. Сложно утверждать, были ли раньше масштабные посягательства на экологию Куштау и станции Шиес, но судя по составу участников борьбы за них, там были люди, имеющие опыт похожих дел. 

На сайте bitca.ru 17 июня была опубликована полезная статья “История победы — как Битцевский лес отстояли в прошлом”, с которой желательно ознакомиться всем неравнодушным к судьбе города. Не говоря уже о том, что хотя бы краткое изучение истории борьбы за Шиес и Куштау позволит сделать выводы, какие “приемы” сработали и к чему нужно готовиться, что делать всем защитникам природы Москвы.

Еще один путь – выявление основной проблемы и объединение вокруг нее максимальное количество заинтересованных людей. Такой проблемой в Башкортостане стало посягательство не на какую-то абстрактную гору. Куштау является частью культурного наследия Башкортостана. Стоило напомнить об этом народу, и множество людей посчитали своей обязанностью включиться в борьбу за сохранение символа культуры и истории.

Та же гора Куштау показала необходимость выдвижения максимального количества широких требований, и борьбы за каждое из них. Любому взрослому человеку известно из опыта, что добиться всех поставленных целей в каком-то деле невозможно – что-то точно не получится, по разным причинам. Но усилия по достижению широкого набора задач, работающих на главную цель, приведёт к тому, что по большей части главная цель будет достигнута.

Участники борьбы за Куштау выступали за сохранение природных ресурсов, здоровую жизнь местных жителей и против социальной несправедливости. Также экоактивисты выдвинули претензию официальным властям из-за того, что местные предприятия передают в долгосрочную аренду  землю “посторонним”, не заинтересованным в развитии региона. Активность защитников Куштау по каждому направлению работала на общую цель – не допустить разработку горы.

А Шиес показал пользу максимально возможного информирования общественности о происходящем. Конечно, распространение даже самой резонансной информации, скорее всего, не нанесет моментального ущерба “эффективным управленцам и собственникам”. Но постепенно накапливаясь, такие новости рано или поздно начинают уничтожать репутацию предпринимателей и политиков, замеченных в вопиющих нарушениях природоохранного законодательства. Распространение информации о событиях на станции Шиес дошло до того, что в 2019 году протест получил яркое освещение в иностранных СМИ, а в июле того же года Европейский парламент утвердил резолюцию с требованием к России прекратить преследование экологических активистов Архангельской области. Президент России был вынужден реагировать и губернатор Архангельской области (на тот момент) Игорь Орлов, ранее презрительно отзывавшийся о протестующих, решил, что “на этом мои полномочия – всё”, а это имело важное воспитательное значение для нового губернатора области.

 Но, пожалуй, ключевым элементом протестов как Шиеса, так и Куштау, были коллективные действия большого числа активистов. Недопустима ситуация, когда несколько “героев” суетятся и прилагают усилия, а основная часть вроде как участников пассивно “смотрит кино” – это верный путь к поражению. 

К примеру, в борьбе за Шиес были, как минимум, три массовых акции “антимусорного протеста”. Даже глядя на одну из них, 2 декабря 2018 года – видно, что прошли митинги по всей Архангельской области, набравшие, по оценкам организаторов, 30 тысяч участников.

В отстаивании Куштау, 9 августа 2020 прошёл митинг, на котором свое недовольство и требования сохранить гору выразили от 2 до 2,5 тысяч человек и Радий Хабиров (глава региона) был вынужден заявить о прекращении промышленных работ, о чём он сообщил протестующим, которых до этого называл “агентами конкурентов Башкирской содовой компании”. Как ни крути, записать в “агенты” 2 тысячи протестующих не получалось – никто в такое не поверит.

Именно десятки тысяч активных участников борьбы – экоактивистов, жителей, активистов общественных организаций, политических организаций и их дружная упорная борьба в выступлениях “единым фронтом”, привели к отказу властей и бизнеса от намерений постройки мусорного полигона в Шиесе и разработки Куштау, к спасению регионов от возможного экологического бедствия.

Никто не будет отрицать то, что одни активисты в силу разнообразных причин, способны на гораздо более значительные действия, чем другие. Но и очевидно, что чем больше сплоченных участников действует сообща и выступают вместе, тем надёжнее движение к цели и тем больше шансов отстоять общие интересы по сбережению особо охраняемой природной территории Битцевского леса.

Каждый участник и каждая организация – важны и нужны в скоординированных усилиях и массовых акциях движения по сохранению природы.

Главную роль в спасении Шиеса и Куштау сыграли не отдельные яркие личности, а большое количество сплоченных участников борьбы. Эта же практика актуальна и для Битцевского Леса.

Порой, на фоне происходящего разгрома леса, кажется, что борьба обречена. И в этом нас часто пытаются убедить наши оппоненты. Но это не так. Как бы не было трудно, нужно помнить об удачных примерах защиты природы, которые, к счастью, встречаются в практике российских активистов.

У нас одна общая цель в деле спасения Битцевского леса, один общий “спарринг-партнёр” и один коллективный помощник, в интересах и с помощью которого мы, жители Москвы и Московской области, действуем.

Поэтому призываем всех неравнодушных людей и организации к активному взаимодействию и совместным усилиям на общее благо!

Включайтесь, друзья! Сохранение Битцевского леса полезно нам всем!

One comment

Шиес = Куштау = Битцевский Лес?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.